Вывеска

Об усадьбе

Бар-код

 

Об усадьбе

Историко-архивные материалы по усадьбе Горенки

Территория старинного поселения Горенки ныне входит в состав г.Балашиха. В XVI веке на его месте, на дороге из Москвы во Владимир, располагалась деревня Коробки, записанная за Васильцовым станом Московского уезда. В 1570-е гг. она обратилась в пустошь, и от видного боярина Никиты Романовича Юрьева (деда первого царя из династии Романовых Михаила Федоровича) перешла "в поместье" некоему служилому человеку Молчану. За ней было записано   60 четвертей пашни "доброй земли", 3 десятины распаханного леса, 2 десятиныпокоса (20 копен) и роща в 10 десятин.

Впрочем, отдельно в писцовой  книге 1576-1578 гг. упомянута пустошь Горенки Васильцова стана Московского уезда. Судя по описанию, приписанная к ней пашня (16 четвертей) заросла кустарником, а покосы составляли 2 десятины.

Согласно исследованиям В. и Г. Холмогоровых, опиравшихся на писцовые и переписные книги XVIIв., Горенки возникли с обустройства пустоши Коробкиной в XVII в. После Смутного времени она значилась за помещиком Никифором Плещеевым. За усердную службу он в 1639-1640 гг. получил ее в наследственное владение (вотчину).

Однако пустошь Коробкина довольно часто меняла владельцев. Это было связано с тем, что она в качестве приданого переходила к новому владельцу-родственнику. После смерти Никифора Плещеева его вдова Мавра в 1658г. отдала пустошь вместе с другими владениями дочери Марье в приданое. Марья вышла замуж за касимовского царевича Василия Араслановича. Потом пустошь перешла во владение их дочери, ко­торая вышла замуж за князя Юрия Яковлевича Хилкова (1661-1729), комнатного стольника царя Петра I, дослужившегося до звания генерал-майора и до высокой должности губернатора Новгорода.

В конце XVII в. по указанию Ю.Я.Хилкова на пустоши Коробкиной была устроена помещичья "дача"  срублен деревянный господский дом. Пустошь получила новое название. Ее стали именовать сельцом Горенки по одноименной, протекавшей поблизости речке. Известно, что здесь в ноябре 1707г. по дороге из Владимира в Москву останавливался голландский художник Корнелий де Бруин, писавший портреты по заказу царя и его родственников.

В 1714 г. Горенки вновь меняют владель­цев. Дочь Ю.А.Хилкова вышла замуж за князя А.Г. Долгорукого сына известного дипломата Петровского времени Г.Ф. Долгорукого
Спустя девять лет новый владелец прикупил у князя П.Б.Черкасского соседнее село Чижово с деревней, носившей такое же название Горенки, но записанной за Почерневым станом Московского уезда.

Алексей Григорьевич Долгоруков (?-1734) был известнейшим деятелем своего времени. Он дослужился до чина действительного статского советника и стал членом Верховного тайного совета - высшего государственного органа России в 1727-1730 гг. Своим   возвышением  он   во многом обязан А.Д.Меншикову, стараниями которого получил место гофмейстера при дворе сестры недавно умершего императора Петра I, царевны Наталии Алексеевны. Однако А. Г. Долгоруков   оказался   неблагодарным протеже - он был одним из первых,  кто способствовал   падению   "светлейшего" князя. Пока могущественный родственник Алексея Григорьевича,  князь  Василий Лукич Долгоруков  готовил  свадьбу молодого   императора Петра II на своей двою­родной племяннице, его род вознесся до  невиданной высоты. Все Дол­горукие получили высокие  чины и звания, причем Алексей Григорьевич, отец царской невесты, наравне с Василием Лукичем стал членом      Верховного тайного совета.  Свое многочисленное  семейство,  состоявшее из семерых детей, он поселил в бывших апартаментах Петра I - Головинском дворце в Лефортове, окна которого были обращены на Слободской дом, где готови­лась церемония свадьбы.

Вскружившийся ум А.Г.Долгорукого даже не подозревал, что слухи в народе о том, что его род разделит судьбу смещенного ими "благодетеля" А.Д.Меншикова, не лишены основания. После скоропостижной смерти императора Петра II он стал требовать престола для своей дочери, показывая Верховному тайному совету некое письмо, которое выдавал за царское завещание.
Не добившись желаемого, он присоединился к мнению руководителя Совета князя Д.М.Голицына о "прибавке воли" и подписал  знаменитые "Кондиции"  (условия), адресованные будущей императрице Анне Иоанновне, и ограничивавшие ее права в пользу Верховного тайного совета. Как известно, заговор верховников провалился, и спесь Долгоруких приутихла. В 1730г. А.Г. Долгорукому вынесли официальное обвинение в превышении власти и незаконномприсвоении царского имущества. Императрица приказала князю с сыном Сергеем жить в «дальних деревнях», а вскоре сослала его в Березов с конфискацией имущества – туда же, куда прежде былсослан А.Д.Меньшиков. В 1739г. Анна Иоанновна затеяла над Долгорукими целый судебный процесс, и многие представители этого рода были обезглавлены, включая сына Ивана. А.Г.Долгорукова к тому времени уже не было в живых.
Конечно, Горенки не относились к числу "дальних деревень" влиятельного помещика.  Оно стало  селом,  так как в 1719г. здесь была построена деревянная церковь Всемилостивого   Спаса.   К   1729г.   церковь сильно обветшала, и для ее обновления была "перенесена",  а  попросту разобрана  церковь  в селе Чижове. Приход храма в   Горенках   не   был большим. Ведь в самом селе, по данным 1722г., жила лишь обслуга - 23 человека дворовых.

Несколько лет Горенки находились, видимо, в фонде государевых земель, пока в 1747г. императрица Елизавета Петровна не пожаловала его своему любовнику рейхс-графу Алексею Григорьевичу Разумовскому (1709-1771). К се­редине XVIIIв. в Горенках  был уже каменный, усадебный дом (выстроен не позднее 1750 г.) и каменная церковь Всемилостивого Спаса. Изменяется и характер поселения - оно становится селом с крестьянскими дворами. В 1770-х гг. в Горенках насчитывалось 32 двора с 227 человеками обоего пола. Главной крестьянской повинностью была обра­ботка господской пашни.

От А.Г.Разумовского село в 1770-е гг. перешло его племяннику Алексею Кирилловичу Разумовскому (1748-1822), действительному камергеру при дворе и кавалеру российских орденов, известному масону, русскому послу в Вене, сыну последнего украинского гетмана.
Один из любимых учеников историка Шлецера, он очень рано вышел в отставку (в 1778г.), а затем, после продолжительного перерыва, вновь вернулся на государственную службу (в 1807г.). Он сыскал известность как попечитель Московского университета и министр просвещения (с 1810г.), стоявший у истоков создания Царскосельского лицея.

Накануне отставки, по приказу А.К.Разумовского, в Горенки были перевезены из Перова остатки каменного дворца (в 1777г), выстроенного еще при его отце. Автором этого сооружения был знаменитый русский зодчий В,В,Рястрелли. Включив Перовский дворец в собственноручно составленный список своих творений, В.В.Растрелли так описывал его художественные   достоинства: "Это сооружение было снаружи украшено про­стой архитектурой вовсе без лепных орна­ментов, не считая фронтона, богато украшенного скульптурой, а на балюстраде кровли названного дворца были поставлены ста­туи и вазы".

Однако, обветшавший со временем дво­рец уже не мог отвечать новым архитектурным вкусам и запросам владельца Горенок. Он начал его грандиозную перестройку. Работы возглавил  А.А. Менелас, которому приписывают созданный здесь обширный дворцово-парковый ансамбль в стиле классициз­ма. Этот же архитектор построил для А.К.Разумовского и дворец в Москве на Гороховом поле.

Центр ансамбля Горенок определил уса­дебный дом с флигелями, выстроенный из кирпича с использованием белокаменных деталей в 1780-1790-х гг. Фасад трехэтажного здания украшен шестиколонным портиком ионического ордера. Двухэтажные фли­гели, вынесенные вперед, ограничивали обширное пространство парадного двора, украшенного мраморными вазами и статуями.

Современники, посещавшие Горенки, от­мечали "огромность пропорций" отдельных частей дома и разные диковины. Так, в куполе кабинета был устроен "компас", показывавший обращение ветров. Но главной достопримечательностью оставалась богатая библиотека, содержавшая редкие издания, особенно по естественной истории.

В 1828г. действительный статский совет­ник Н.А.Волков, владелец бумагопрядильной фабрики в Москве, купил дворец графов Разумовских и организовал в его помещениях две фабрики - ситценабивную и бумагопрядильную. С тех пор, вплоть до 1910г. в стенах дворца находилось текстильное производство. Лишь в начале ХХв., по настоянию последнего владельца Горенок В.П.Севрюгова, дому было возвращено прежнее функциональное назначение.

В 1912-1916 гг. дом был реконструиро­ван по проекту архитектора С.Е.Чернышева.  Поскольку первоначальное убранство дворца к тому времени практически не сохранилось, С.Е.Чернышев сам "домыслил" его. Он создал "Золотой зал" с прилегающи­ми помещениями, украсил их лепниной и росписью, отделал искусственным мрамо­ром. Он же выполнил четырнадцатиколонную лоджию на парковом фасаде и дуговые колоннады, завершавшиеся павильонами, которые размещались на месте прежних оранжерей.

С.Е.Чернышев   попытался   возродить  атмо­сферу усадьбы Горенки эпохи Екатерины II - во многом это ему удалось. О веке расцвета Горенок, времени со­здания прекрасного английского парка с прудами и каналами, здесь говорило все. Как и прежде, со стороны  Владимирской дороги к усадебному дому вели два парадных въезда с кордегардиями и службами. Ворота были украшены пилонами с нишами и рустовкой. На плане подъезд выглядел в виде дуги, верхняя часть которой была обращена к фасаду усадебного дома. Внутри этой "дуги" внутри валов и рва размещался зверинец с прудом.

По другую сторону от "дуги" перед домом был разбит цветочный партер, который украшало множество мраморных статуй, и сделана лестница, спускавшаяся к пруду, запруженному участку речки Горенки. А.К.Разумовский приказал расчистить запу­щенный липовый Числовский сад, разбитый еще при прежнем владельце Горенок к востоку от усадебного дома. В нем было велено посадить разные породы деревьев. Помимо возобновления этого сада, созданного по старой "версальской" системе регулярного парка, по воле графа был разбит "англицкий сад" - пейзажный парк, в котором было устроено до сорока теплиц. В оранжереях были собраны экзотические растения из многих стран мира, позднее составивших основу коллекции Московского ботанического сада. Каменные мостики в китайском стиле, перекинутые на острова, грот с круглым центральным помещением и двумя длинными подземными коридорами - все эти богатые затеи были воплощены в жизнь трудом многих мастеров.

Ботанический сад в Горенках был со­здан на рубеже Х\/III-ХIХ вв. После выхода в отставку А.К.Разумовский смог всецело реализовать свою мечту о создании Эдема, столь близкую миросозерцанию масонов. Известно, что он был страстным любителем природы. Не случайно его коллекция отличалась подбором самых разных растений - кустарников, лечебных трав, редких плодовых деревьев. В парке росли уникальные для Подмосковья сибирские кедры, американские ели и сосны Веймутова. Научную работу в ботаническом саду с оранжереями в Горенках возглавляли известные российские ботаники Ф.Х.Стевен и Ф.Б.Фишер, в распоряжении которых находилась богатая усадебная библиотека по естественным наукам. Работа в Горенках проявила большие способности этих людей. Ф.Б. Фишера, чье искусство было замечено, впоследствии пригласили устраивать ботанический сад в Петербурге. Ф.Х.Стевен стал известен тем, что в 1792г. опубликовал первое сочинение по подмосковной флоре.

В годы расцвета Горенок его ботаническая коллекция достигала 7000 экземпляров - она была одной из крупнейших в России для своего времени. Растения доставлялись из самых отдаленных уголков  империи - из Крыма, Кавказа, Урала, Сибири и других мест Отдельный флигель был отведен А К. Разумовским под коллекции минералов и гербарии. Здесь хранились семена, привезенные ботаником И.Редовским из Китая, и добытые во время кругосветного путешествия И.Ф.Крузенштерна. Здесь же хранилась часть коллекций известного ученого П.С.Палласа.

Издатель "Отечественных записок" П.П.Свиньин, неоднократно бывавший в Горенках в начале ХIХв., не скрывал своего восторженного отношения к созданию графа Разумовского: "Всякий раз осматриваю я горенский ботанический сад с новым удовольствием, всякий раз выхожу из оного с новым благоговением... При каждом посещении моем Горенок я вспоминаю удивление, которое неоднократно изъявляли мне иностранцы, даже ученые, в чужих краях: каким образом Эдем сей мог быть разведен на дороге пустынной, хладной Сибири... Теперь (в начале 1820-х гг. - А.Б.) число растений простирается до 9000 рядов, как оранжерейных, так и грунтовых; но главное богатство Горенок составляет собрание сибирских растений, какового не имеется ни в одном ботаническом саду в Европе... Также некоторые прекраснейшие растения присланы государыней императрицей Марией Федоровной из Павловска. Сверх того, граф Разумовский посылал многих ученых людей на свой кошт в Сибирь и в полуденные края России для собрания растений... На содержание ботанического сада употребляется ежедневно 15 человек работников. Сверх того, в случае нужды призываются еще поденщики..."

В отличие от соседних имений, Горенки не испытали сильных разрушений во время Отечественной войны 1812г. Был поврежден только усадебный дом, в то время как оранжереи остались целы. Погибли и некоторые редкие деревья ботанической коллекции.
После 1812г. А.К.Разумовский переводит свою усадьбу из Горенок в Перово, прежде всего из-за близости к Москве. В 1815г. помещик переселяет в Перово большую часть своих дворовых, дополнив прислугу выходцами из его белорусских, украинских и великороссийских имений. В Го­ренках к 1816г. остаются лишь 9 дворов дворовых людей и 23 двора крестьян. Из-за отсутствия церкви, в ревизских сказках этого времени оно все еще писалось сельцом, "тянувшим" к сравнительно далеко расположенному Перову.

Горенки постепенно угасают. Разумовские уже не имеют возможности тратить огромные суммы - до 70 тыс. руб. в год - на поддержание ботанических коллекций. Сам Алексей Кириллович последние годы жизни провел в далекой Малороссии, покинув сначала Петербург, а потом Москву.
Обширное хозяйство Горенок приходит в запущение и некую живописную неухоженность, которую отразил на двух акварелях 1820-1830-х гг. неизвестный русский художник. Пейзажи, выполненные в технике гризайль, ныне хранятся в Музее В.А.Тропинина и московских художников его времени. Заброшенный усадебный дом с флигелями изображен с двух сторон; но особенно хорош вид со стороны пруда, показывающий панораму обширной усадьбы на фоне живописной природы.

После смерти А.К.Разумовского в 1822г., имение перешло во владение действительного статского советника и кавалера князя Бориса Николаевича Юсупова (1794-1849), владельца Архангельского, представителя одного из богатейших дворянских родов России. Б.Н.Юсупов не дорожил приобретением. В 1828г. он продал усадебный дом под фабрику Николаю Аполлоновичу Волкову, а в 1843г., предварительно вывезя редкие растения из оранжерей в Архангельское, уступил имение коллежскому регистратору Федору Федоровичу Пантелееву.

Н.А.Волков, как показала история Горенок, ценил лишь деньги, не задумываясь о причиненном ущербе некогда цветущей усадьбе. Главным было производство изделий из ситца, находивших широкий спрос среди населения. Однако производство "не пошло", и Н.А.Волков вынужден был продать фабрику Ф.Ф.Пантелееву. К тому вре­мени во дворце Разумовского разместилось 192 машины и 150 механических станков. Из-за того, что до 1844г. ввоз импортных машин в Россию был запрещен, Волкову пришлось завести в Горенках даже чугунолитейный завод, где отливались детали ткацких станков. Таким образом, для ткацкой фа­брики было создано пять тысяч веретен по типу французских мюлей. Паровые машины были доставлены из Калужской губернии. Для обучения персонала фабрики Н.А.Волков послал 50 крестьян на обучение в Калужскую губернию и столько же на Реутовскую мануфактуру. Эти ученики обучили еще 200 крестьян. Все они состави­ли рабочую артель, в которой были выходцы из разных губерний России. Рабочие фабрики Н.А.Волкова считались крепостными, однако за свой труд они получали деньги как вольнонаемные.

Через десять лет после продажи фабри­ки Ф.Ф.Пантелееву она снова поменяла хозяина. Им стал богатый купец, потомст­венный почетный гражданин Константин Владимирович Третьяков, владелец торго­вого дома "В.Третьякова вдова с сыновья­ми". Помимо фабрики в Горенках ему при­надлежало бумагопрядильное, набивное и ткацкое производство в Серпухове. Для К.В.Третьякова фабрика в Горенках была второй, уступавшей по значению Серпуховской фабрике, но зато находившаяся побли­зости от Москвы с ее крупной - торговлей. Свои знания и опыт он применял по отноше­нию к любимому Серпухову, являясь аген­том серпуховского отделения Попечительст­ва о бедных в Москве.

В 1860-е гг. фабрика в Горенках была од­ной из самых больших в округе. На совре­менников она производила внушительное впечатления, о чем свидетельствует ее опи­сание, сделанное литератором В.А.Слепцо­вым. "Огромные залы с паркетными пола­ми, битком набитые прядильными аппара­тами, венецианские окна, из которых виден запущенный парк, и тут же, в мраморных стенах, шлихтовальни, запах деревянного масла и духота нестерпимая. В боярских по­коях трескотня и неумолкающий шум ткацких станков",- писал он, пораженный контра­стом изящных дворцовых покоев и фабрич­ной обстановки.

Когда же изуродованная фабрикой усадьба в очередной раз была продана купцу, представители русской интеллигенции забили тревогу. Ведь часы истории пробили уже начало двадцатого столетия - время, когда пришло понимание русского Х\/IIIв., вызывавшего восхищение своим искусст­вом, и в особенности архитектурой.

Узнав о продаже Горенок фабриканту В.П.Севрюгову, известный русский зодчий и историк архитектуры И.Е. Бондаренко в журнале "Старые годы" (№12 за 1911г.) опубликовал исторический очерк об усадь­бе. И.Е. Бондаренко с болью в душе писал: Былое прекрасное убежище гр. А.Разумовского Горенки - теперь окончательно гибнет... Недавно состоялась продажа этого, уже полуразрушенного, имения, и здесь бу­дет выстроена фабрика!". Небольшая за­метка привлекла интерес к истории Горенок, и, прежде всего, самого В.П.Севрюгова. В результате, предприятие так и не было пост­роено, а купец вложил крупные суммы на, восстановление имения и придания ему бы­лого величия.

Между тем население Горенок со време­нем уменьшалось. Если к 1852г. здесь на­считывалось 33 крестьянских двора с насе­лением 249 человек, то в 1870г. в Горенках было отмечено всего 76 человек.

В 1864г. местные крестьяне, находивши­еся на оброке, "вышли на откуп" у помещи­ка Ф.Ф.Пантелеева. В поисках заработка многие из них пытались закрепиться на окраинах Москвы, что, видимо, стало основной причиной уменьшения сельского насе­ления. Местная жизнь не давала никаких перспектив - фабрики да питейные дома по­глощали все время. Согласно подворной переписи 1869г., в Горенках находились два питейных дома и два трактира - разумеется, что в большей мере они "кормились" от фа­бричных, быт которых долго оставался убогим. Доходы местного сельского общества состояли, в основном, с кабацких сборов и арендных плат. Один из земских статистов, посетивших Горенки в 1881 г., писал об отсутствии здесь развитого садоводства и огородничества - выращивали лишь капусту, которую частью продавали на рынках. Грамотных было мало - в фабричном училище обучали лишь детей рабочих; остальным отказывали. Даже местный староста не умел читать и писать.

К концу ХIХв, темп оттока, населения замедлился. К 1890г. население Горенок составило 105 человек, а согласно перепи­си 1926г., в селе уже проживало 196 чело­век. Крестьяне занимались типичными для этой местности промыслами - подрабатывали извозом работали на окрестных текс­тильных фабриках служили половыми в трактирах, шили замшевые перчатки и нанимались чернорабочими. Картофель, овес и рожь не приносили больших урожаев, и, по свидетельству современника, давали сельчанам "самые скудные средства". Главным оставался фабричный заработок. Текс­тильные фабрики района только еще креп­че объединяли территорию, на которой доминировала Балашинская мануфактура. Последняя обеспечила рост небольшого сельца Балашиха (Балашино), которое все более разрасталась, поглощая окрестные селения.
В 1939г. Горенки вошли в образованный в этом году город Балашиху, который стал быстро развиваться после Великой Отечест­венной войны. В 1960г. город стал центром одноименного района Подмосковья, создан­ного в современных границах. В 1979г. его на­селение достигло 117,9 тыс. человек. Сегодня Балашиха - это один из промышленных цент­ров ближайшего восточного Подмосковья.

В отличии от частного, "жилого" исполь­зования Горенок в последние предреволюционные годы, в Советское время, после образования в 1918г. Разинской волости, во дворце Разумовских разместился Разинскии волгорсовет. На фасаде барского особняка в это время красовался портрет знаменито­го вождя крестьянской войны. Часть дворца была отдана под детский дом им. Степана Разина. В 1930-е гг. дом в Горенках занимал детский туберкулезный санаторий "Красная Роза" .

©2016 ГБУЗ МО ЦВТ |Яндекс.Метрика???????@Mail.ruRambler's Top100